Первое знакомство с ЭВМ

К концу восьмого класса быть в школе мне уже весьма надоело, и перспектива учиться ещё два года в школе (тогда было десятилетнее образование), а потом ещё пять лет в институте меня совсем не радовала. Поэтому после восьмого класса я пошёл в Московский техникум космического приборостроения (тогда он назывался Московский радиоприборостроительный техникум) на специальность «ЭВМ».

Что такое ЭВМ (слова «компьютер» тогда ещё не было) я представлял себе очень туманно (никакой информатики в школах тоже ещё не было), но твёрдо знал, что это очень перспективно.
Впрочем, те, кто составлял учебные программы, тоже не очень представляли себе, что же такое ЭВМ, поэтому учили нас всему подряд и частично по ВУЗовским учебникам. У нас было ТОЭ, микроэлектроника, электрорадиоматериалы, высшая математика, аналоговые ЭВМ (ага, были и такие), и даже программирование на Фортране. Разумеется, первые года два, ни к каким ЭВМ нас не подпускали. Всё, что мы знали, так это то, что на первом этаже, за секретными дверями, в техникуме есть крутейший вычислительный центр. Было правда совершенно непонятно, что же такое он может вычислять. Как потом выяснилось — ничего.
Когда мы сдавали сессию в конце второго курса, мы наблюдали из окон, как из крутейшего вычислительного центра выносят на помойку ЭВМ ЕС-1022.

EC-1022 состояла из десятка больших синих шкафов, каждый из которых потреблял несколько киловатт электричества и был одним из узлов ЭВМ. Например, шкаф высотой 2 метра — память на 1 килобайт. Память была на ферритовых кольцах. Ввод информации — с перфокарт. Каждая перфокарта — 80 байт или одна строчка текста программы.

Информация хранилась на магнитной ленте и барабанных накопителях — прообразах современных жёстких дисков. В каждом барабане — 5 дисков, объём каждого — 400 килобайт.

Кстати, из этих дисков мастерили самодельные телевизионные антенны, которые можно встретить до сих пор.

Вместо ЕС-1022 установили новую современную СМ-2420. Она состояла всего из двух шкафов, причём в одном из них стояли два настоящих 5-дюймовых жёстких диска по 10 мегабайт и 5-дюймовый дисковод. К ней подключались 20 терминалов с клавиатурой и чёрно-зелёным экраном и три матричных принтера Robotron.

СМ была совместима с американской ЭВМ PDP-11 (а точнее, была с неё скопирована) и работала под операционной системой RT-11.

После того, как мне удалось немножко поработать с СМ-2420, я почувствовал, что это что-то интересное, но не совсем понял что. Всё прояснилось позже, 1 сентября 1989 года, но об этом я расскажу в следующую субботу.

Leave a Reply