Моя первая аудиоаппаратура.

С самого раннего детства я слушал музыку и меня тянуло ко всей аудиоаппаратуре (вспомните наушники). Катушечный магнитофон Астра окончательно сломался, когда мне было года три и, как ни странно, основным источником звука был проигрыватель грампластинок Вега-106 стерео.

Всё остальное было самодельное, сделанное моим папой: усилитель и колонки из динамиков от 10МАС-1М. Оригинальные колонки 10МАС-1М выглядели так:

Папины колонки были на 10 литров больше по объёму (не 20, а 30л), сзади у них было 13 дырок-пассивных излучателей, а спереди они были затянуты радиотканью ужасного голубого цвета (уж какую удалось достать).

Мой брат gozadotru нашёл на даче и сфотографировал папины колонки. Ткань там теперь чёрная — это я перетягивал, когда мне уже лет 15 было.

Мой первый магнитофон Вега-326 радовал лишь поначалу.

Меня в нём не устраивало качество звука и то, что этот звук был монофоническим. Эх, сказали бы мне тогда, что когда я стану большим, у меня будет 6-канальная аудиосистема, а музыка будет храниться на пластмассовой штучке меньше монетки (MicroSD), я бы точно не поверил.

Я мечтал о настоящем высококачественном катушечном магнитофоне. На моё 13-летие мне подарили роскошный магнитофон Нота 203 стерео. А стоил он, между прочим, больше двух месячных зарплат моих родителей-инженеров.

«Нота» была великолепна: две скорости, качественный звук, система шумоподавления, выход на наушники. Моей радости не омрачало даже то, что катушки крепились резинками, которые периодически слетали и падали, а сама «Нота» честно ломалась раз в три месяца и я сам таскал её в гарантийный ремонт. Впрочем, как только гарантия закончилась, «Нота» ломаться перестала и работает, наверное, до сих пор.

У меня было три десятка катушек с плёнкой. Самый крутые — ORWO, производства ГДР.

Похуже и подешевле — Свема и Славич. И самая дешёвая магнитная лента «Школьная» — по слухам, некондиция, но играло вполне нормально.

Новые записи тогда появлялись так: брался магнитофон (а это килограмм 15) и тащился в гости к одному из друзей, где и переписывались катушки друг у друга. Не даром у Ноты-203 сверху ручка для переноски. Мне повезло, в соседнем доме жил богатый приятель, записывавший музыку за деньги в студиях звукозаписи. Что такое авторское право тогда никто не знал, поэтому, наряду с ателье и химчистками, существовали такие предприятия службы быта, как студии звукозаписи, где за довольно высокую плату (кажется, рублей 6 за час, а это между прочим 30 стаканчиков мороженого) на катушку заказчика писалась любая музыка. Где они её брали неизвестно, но ассортимент был огромным. Я лишь один раз воспользовался этим сервисом и мне записали альбом Адриано Челентано.

Позже были куплены наушники Амфитон ТДС-7.

Это были первые наушники с изодинамическими излучателями — на тонкой плёнке, помещённой между множества магнитов, катушка из фольги. Играли они хорошо, вот только через час прослушивания уши становились красными и горели, как будто их дёргали в честь сотого дня рождения.

Класса с шестого вся моя аппаратура регулярно таскалась в школу и обратно — на дискотеки, но об этом я расскажу как-нибуть в другой раз.

Этот пост в моём блоге LiveJournal: Моя первая аудиоаппаратура.

Добавить комментарий